О духовно-нравственных аспектах хозяйственной деятельности

Развивая эти мысли Булгакова и Струве, другой русский ученый, экономист Пётр Николаевич Савицкий (1895—1968) обосновывал мысль о том, что нужно различать предпринимательство как определенную эмпирическую, хозяйственно-экономическую сущность и как особую, духовно-экономическую сущность.

По его мнению, не всякий собственник предприятия, фирмы есть настоящий хозяин, ибо не каждый предприниматель действует действительно по-хозяйски. В основе понятия хозяйственные взаимоотношения, считал он, лежит представление не о такой деятельности, которая направлена исключительно на получение наибольшего дохода, «выжимание» его в первую очередь, но о такой, которая, наряду с целью получения дохода, ставит как самостоятельную цель сохранение и расширение довольства работающих в хозяйстве людей.

Было бы неверно представлять дело таким образом, будто бы приведенные нами мысли русских экономистов начала XX в. были чем-то случайным, малозначительным, расположенным где-то в стороне от основного русла развития русской национальной культуры, ее главного традиционного направления. Напротив, эти идеи были лишь частным выражением той сути русского национального самосознания, мироощущения, которая с полной ясностью выражена во множестве работ выдающихся русских философов, историков, писателей и поэтов, особенно XIX — начала XX в. И эта идея состояла в признании того, что для русского человека, как и для всего русского народа, высшей ценностью является его духовный мир.

Замечательный русский философ Петр Евгеньевич Астафьев (1846—1893) считал, что именно «в этом сильном, живом духе и лежит то Царство Божие, о котором сказано, что оно внутри нас есть»2. И эта устремленность не столько к материальным, сколько к высшим, духовным ценностям составляет коренную черту, важнейшую особенность духовного склада именно русского народа.

Эту мысль философа поддерживает и великий русский писатель Ф.М. Достоевский. Его герой Дмитрий Карамазов высказывает твердое убеждение в том, что «все настоящие русские люди — философы», т.е. способны ценить высшие духовные ценности.

Эту же линию с полной определенностью продолжили и крупнейшие деятели русской культуры, и прежде всего русские философы начала XX в.