Предпосылки развития системного исследования профессиональной деятельности

Новыми единицами, раскрывающими психологическую структуру профессиональной деятельности, являются следующие: трудовые действия, операции, приемы и движения. С. Н. Архангельский также осуществляет попытку раскрыть иерархические взаимосвязи между компонентами структуры деятельности, рассуждая следующим образом: «Перед человеком возникает цель. Для ее достижения он осуществляет, опираясь на все имеющиеся у него прирожденные и приобретенные психофизиологические данные (знания и умения), определенный вид деятельности. Этот вид деятельности вызывает необходимые для его реализации действия. Самое же действие часто может быть разложено в свою очередь на ряд операций, которые выполняются теми или иными приемами, реализуемыми в форме отдельных движений или их соединений между собой».

Рассматривая деятельность профессионала как осознанный процесс, в котором отражается отношение человека к окружающей его действительности, автор данной концептуальной схемы указывает на то, что компоненты структуры деятельности динамичны, что между ними возникают взаимосвязи и взаимоотношения, а также возможна их трансформация: «...любой из членов схемы может выступать в роли конкретной деятельности...».

В начале 60-х гг. В. П. Зинченко с группой соавторов предлагает еще одну концептуальную схему для изучения деятельности операторов автоматизированных систем, отличающуюся от профессиографической тем, что перечень выделенных в ней вопросов, подлежащих изучению, предопределяет установление взаимосвязей между различными компонентами системы «человек — машина»: между человеком и машиной и между людьми в системе управления. При этом человек-оператор рассматривается и как «подсистема замкнутого контура регулирования...» в системе «человек — машина» и как управляющая система, обладающая следующими важными свойствами: а) наличием внутренней регулирующей обратной связи; б) приспособительным характером поведения (адаптивностью), обеспечивающим «ультраустойчивость» ее подсистем и через ряд таких подсистем — «ультраустойчивость» системы в целом.

В середине 60-х гг. В. Н. Пушкин, исследуя вопрос об оперативном мышлении в больших системах, на примере изучения деятельности диспетчера железнодорожной станции, при анализе данной деятельности использует профессиографию. Но осуществляет изучение не отдельных психических и психофизиологических функций, актуализируемых в деятельности (хотя он их выделяет), а целостный психический процесс — оперативное мышление и его функции: планирование, контроль, регулировочные и диагностические функции.

Таким образом, можно отметить, что в 50—60-х гг. появляются попытки построения системного подхода к психологическому анализу профессиональной деятельности, что в отличие от двух предыдущих периодов свидетельствует о формировании подхода к психологическому анализу профессиональной деятельности на методологической, марксистско-ленинской основе, развиваемой в теоретической психологии. Но отсутствие оформленной теории системного исследования психики человека затрудняет этот процесс.